РАЗГОВОРНЫЙ ГИПНОЗ: ПЛАЧ ПО РАЗБИТОМУ КУВШИНУ

Разочарование — естественный спутник нашей жизни. Надежд у человека всегда гораздо больше, чем реализованных проектов — к какой бы жизненной сфере они ни относились. И чем дольше мы живем, тем больше у нас разочарований. Но относимся мы к ним по-разному. Кто-то с головой уходит в переживания, а потом, когда отболит, начинает надеяться на что-то другое. Кто-то — изо всех сил «держит лицо» перед окружающими: мол, ничего не случилось (другой вариант — так все и задумывалось), и никто даже и не догадывается о том, какой ад носит в душе этот человек. А кто-то даже себе не признается в том, что у него что-то не получилось. И так — не один-два раза, а всю жизнь. Рассмотрим именно этот вариант.

0u6f4a1004-ccb2f9a0-1278ab8a.jpg-682x682-pad

Да, есть такие люди, которые не могут признаться себе в неудаче, в жизненном крушении, в том, что надежды пошли прахом. Они стискивают зубы и продолжают… Что продолжают? Иногда — биться о стенку, которую выстроила на пути жизнь, и порой пробивают ее. Иногда — в самом прямом смысле забывают о своем крахе и продолжают жить. И спустя какое-то время просто сгорают, как стойкий оловянный солдатик, которого бросил в печь злой мальчишка.

image7

Почему люди так поступают? Может, мама с папой так научили, может, «положение обязывает», а может — гордость не позволяет. Да мало ли причин! Но такие люди — довольно сложные клиенты для психологов и психотерапевтов. Впрочем, и обращаются они за такого рода помощью (а тем более — за гипнозом) чрезвычайно редко: какие такие «психологические» консультации могут понадобиться человеку, у которого все нормально? И что уж там специалисты, когда даже близкие люди могут догадываться о каких-то его проблемах лишь по косвенным признакам? На поверхности-то —  о’key, и выражение лица приблизительно такое, и не понять, что там за гримом…

2337680_original

Идет время. Слой грима становится  все толще. Этот грим — не только на лице, но и на сердце. А вы знаете, что бывает, когда слой  становится уж очень толстым? Грим начинает отваливаться кусками. Здравствуй, психосоматика…

психосоматика

Если организм закричит о проблемах очень громко, то тут все ясно: врачи, обследования, больница, а потом — как правило, не сразу (а может быть, этого и в принципе не произойдет) — обращение к психотерапевту. Но организм может довольно-таки долго не кричать, а так… покряхтывать, пищать, постанывать. И картина получается такая: ничего, вроде, не болит, но жизнь  не только больше не радует, но порой и тяготит. Но линию поведения они не меняют — не умеют.

5410

Правда, до того, как такие люди осознают, что с ними что-то не так (если вообще осознают), они занимают очень активную жизненную позицию. Надписи к подобным демотиваторам придумывают именно они:

1851_419

Но когда наступает «час икс», чем активнее они боролись за все хорошее и против всего плохого, тем горше расплата в виде равнодушия к жизни. Человек живет, как будто, надев на глаза шоры: видит только то, что впереди, но этот вид не вселяет оптимизма.

paraocchi

Однажды ко мне на консультацию попал вот такой человек. «Попал» — это сильно сказано: его друзья попросили меня «приватно посмотреть и побеседовать за жизнь». Именно побеседовать, потому что клиент обладал рядом специфических особенностей. Грузин по национальности — и не этнический грузин, а человек, который родился и вырос в грузинской культуре и переехал в Москву уже в зрелом возрасте. Вахтанг (имя изменено, но тоже очень характерное для уроженцев Грузии), 49 лет, родился и вырос в городе Кутаиси, в России живет с 28 лет. Здесь создал семью, купил квартиру, перевез родителей, завел небольшой бизнес. По отзывам близких, действительно относится к тем людям, которые способны превратить запущенный пустырь в цветущий сад.

f3bec114b6c2

Три года назад Вахтанг узнал, что его единственный сын неизлечимо болен, и жить ему осталось около шести месяцев. Так и произошло, через полгода он похоронил сына. Замолчал на целый год — иной раз больше двух-трех слов за день не произносил. Потом, казалось, оттаял и заговорил. Но друзья и родные быстро поняли, что горе никуда не ушло, а нынешнее состояние «у меня все в порядке» — тот же грим. Психотерапию предлагали. Но в психотерапию Вахтанг не то, чтобы не верил, но… как бы это сказать… не верил, что она может иметь к нему какое-то отношение.

«Случайная» встреча в кафе состоялась. Друзья вытащили Вахтанга на прогулку, по дороге зашли в кафе, и по странному совпадению туда же забрела и я. Нас познакомили. В качестве затравки разговора обо мне сообщили, что я «большая поклонница Грузии». Это истинная правда, кстати, я всей душой любою эту замечательно красивую страну.

1132

Впечатление. В одной из книг известного американского психотерапевта Ирвина Ялома я встретила термин «замороженное горе»: «Замороженное»  этот эпитет, часто применяемый к хроническому горю, оказался в данном случае очень точным. Тело немеет, лицо неподвижно, холодные надоедливые мысли заполняют мозг». Как раз такую картину я и увидела.  И сразу стало понятно, что стандартные способы «разговорить» человека тут не помогут: он не станет что-то про себя рассказывать. Но опять помогла интуиция. Мне вспомнилась грузинская сказка, прочитанная мною еще в детстве. Была у меня любимая книга, а в ней — множество сказок.  И в одной из этих сказок был эпизод, который, как мне показалось, мог бы оказаться здесь полезным… Поэтому говорила я. Вывела разговор на эту книгу — присутствовала большая  вероятность того, что и Вахтанга такая имелась: —  А у меня в детстве была любимая книга издательства «Мерани», обложка такая, в темных тонах, большого формата, толстая. И на обложке большими буквами было написано: «Сто сказок».

загружено

Взгляд Вахтанга потеплел. Кажется, у него тоже была эта книга. Так оно и есть — он сказал: — И у меня эта книга была, до сих пор сохранилась. Я ведь в русской школе учился, читал по-русски хорошо. Очень любил сказки из этой книжки.

Надо продолжать. По идее, можно было бы сейчас его спросить, какая сказка нравилась больше всего, а почему, а кто подарил книгу… Но риск, что Вахтанг не станет отвечать малознакомому человеку, был велик. Поэтому я в лучших традициях техники разговорного гипноза «Мой друг Джон» продолжала рассказывать о себе: — Хорошее это было время… Детство, все впереди — и все только самое хорошее, как тогда казалось. Возьмешь эту книгу в руки — а она тяжелая довольно — вдохнешь ее запах… Она уже тогда была не новой, и пахла старой бумагой…  (у Вахтанга чуть затрепетали ноздри)… и там была одна сказка, которая очень мне нравилась.

В одной из сказок, которые вошли в эту книгу, шел рассказ об очень удачливом воре, который успешно обкрадывал богатеев, но однажды прокололся и, так сказать, «погиб на задании». Для того, чтобы выявить сообщников и родню вора, царь приказал поместить его тело на главной площади города. Замысел было прост: не может  быть, чтобы никто не пришел его оплакать и с ним попрощаться. А придут — тут их и схватят!Вор был женат. И его жена, узнав о смерти мужа и о том, где находится его тело, хотела во что бы то ни стало отправиться туда и, как полагается, оплакать супруга. Но ее предостерегли: тебя же схватят, сделай лучше по-другому! Все это я кратко изложила внимательно слушавшему меня Вахтангу. Нотабене:  потом я нашла этот текст и проверила свою память. Как выяснилось, я много чего пропустила, но основная канва осталась нетронутой. Но самую главную, с моей точки зрения, часть текста, я довольно сильно дополнила: — И сказали ей добрые люди: «Возьми свой новый кувшин, налей туда воды, иди через площадь. Будешь проходить около того места, где твой муж лежит, нарочно споткнись, упади, урони и разбей кувшин и начинай плакать, как будто ты не мужа, а разбитый кувшин оплакиваешь. Но сама ты будешь знать, что плачешь по мужу.».

Broken vase

Женщина послушалась. Взяла самый новый, самый красивый кувшин, пошла на площадь и, подходя к помосту, где находилось тело ее мужа, специально споткнулась и упала, будто у нее нога подвернулась. Кувшин разбился, а она не встает, черепки перебирает и плачет: «Какой красивый кувшин был! Новый совсем! И кто бы мог подумать, что он разобьется, ведь столько дома старой посуды! Как же я теперь без тебя жить буду? Ни дышать не хочется, ни на солнце глядеть, ни дома работать! На кого же ты меня покинул, хороший мой!». Долго она так сидела. Выплакалась, собрала черепки и ушла. У нее дома было очень много дел, ведь жизнь продолжается. А царю потом донесли, что какая-то женщина на площади из-за кувшина убивалась, словно из-за покойника, и он понял, кто она такая. Приказал искать ее, но уже поздно было.

Пока я выполняла вольный пересказ этой сказки, лицо Вахтанга дважды менялось. Сначала он явно ушел в воспоминания детства и юности: взгляд расфокусировался, кожа порозовела, было даже что-то нечто что-то похожее на улыбку. Легкий транс, иными словами. Потом, когда возникла тема кувшина, стал развиваться транс со всеми его признаками: взгляд ушел «внутрь», черты лица разгладились, изменилось дыхание. В моем тексте было много аллюзий с темой неожиданного ухода из жизни молодого человека и горя, с этим связанного. Такой прием, как аллюзия, вообще часто применяется в разговорном гипнозе. Посыл был следующий — горе нельзя все время держать в себе. И если по каким-то причинам нельзя его выразить открыто, может быть, получится сделать это как-то по-другому? Но дошел ли до Вахтанга этот посыл? Транс был качественный, изменения будут — но какие?

Еще минут через десять я распрощалась и ушла. Через неделю — звонок от человека, который и придумал привлечь меня к решению этой задачи. Текст меня несколько ошеломил: — После той нашей встречи в кафе Вахтанг на три дня заперся на даче. Жена в панике, звонит нам. Одна ехать туда боится. Приезжаем — а там! Оказывается, он напился пьяный и спалил флигель — он его лет пять назад своими руками построил. Хорошо, хоть на дом огонь не перекинулся. Ходит вокруг этого пепелища, в голос рыдает и кричит что-то по-грузински. Ну, мы подождали, пока он устанет, и в дом увели. Заснул. А через сутки проснулся и видно — его отпустило. Сейчас в отпуск собирается, в Грузию. Он там ни разу со смерти сына не был. И с каким-то суеверным страхом спросил меня: — Ты что, знала, что так будет?

Не знала, конечно. Одна из особенностей разговорного гипноза — то, что каким будет результат, предугадать практически никогда не получается. Но зато всегда знаешь, что если изменение запущено, то оно обязательно пойдет на пользу.

Подпишись на рассылку публикаций!

Понравился пост? Поставь свой Лайк!

35 Comments

  1. Ответить
    Андрей 26.06.2017

    Елена Анатольевна, когда выйдет ваш следующий печатный труд по разговорному гипнозу? Я первый в очереди на авторский подписанный экземпляр. Тут еще подумалось, что рассказанный в нужное время анекдот это вот такая сказка и приём разговорного гипноза. Но ваше мастерство выше всяческих похвал. Мастер!

    • Ответить

      Да вот я себя все усаживаю за книгу о разговорном гипнозе, но всякий раз что-то мешает, все по классике «Нет настроения, нет обстановки, нет подготовки, не вижу морковки».
      А насчет «в нужное время в нужном месте» — это не только в гипнозе работает. НО мне все равно очень приятно, когда меня хвалят. Спасибо!

      • Ответить

        Вау, ждём книгу) мне вот эта «морковка-обстановка» напомнила некий совецкий фильм (названия не помню), когда писатель признался — что иногда придирался даже к комнатной температуре.. что она не та.. А вот когда условия более суровые и некомфортные — тогда пишется легче

        • Ответить

          Ага, «талант должен быть голодным»:)
          По опыту предыдущих книг знаю, что легче всего пишется, когда четко понимаешь, ЗАЧЕМ и ДЛЯ КОГО это делаешь, а также — по каким критериям сам будешь оценивать свой шедевр.

  2. Ответить
    Настя 26.06.2017

    Не дай Бог с таким горем столкнуться никому. Вполне могу понять чувства и позицию Вахтанга — он мужчина, грузин, опора и поддержка… Выплеснуть свое горе, поделиться с кем-то ему просто казалось невозможным. А быть может просто не находилось того, кто его бы горе по-настоящему разделил и прочувствовал. Или не хотел близких ранить еще больше, и так трагедия в семье. Как бы там ни было, только когда мы начинаем выговаривать все, что у нас на душе, становится легче. Но сделать это очень тяжело.

    • Ответить

      Есть же даже такое слово — «выговориться». Действительно, это помогает. И как-то привычно думать, что такая возможность есть у всех. А ведь нет. И чаще всего — именно внутренние причины мешают поделиться своим грузом.

  3. Ответить
    land_driver 26.06.2017

    Нет, ну сознайся, это же ты внушила ему поджечь флигель, который он пять лет строил

  4. Ответить
    Алина 27.06.2017

    Подобных ситуаций в нашем мире очень много и такие люди как Вахтанг, сильные духом и телом, полностью закрываются от внешнего мира и переживают боль в себе. Это в первую очередь говорит о том, что он сильная личность. Но к сожалению, к хорошему, внутренние переживания не приводят. Хорошо, что вам удалось повлиять на него подсознательно и человек, опять ожил.

  5. Ответить
    Татьяна 27.06.2017

    Елена, Ваша интуиция, проницательность и профессионализм творят чудеса, крепкого Вам здоровья на долгие годы! Наверное, в тяжелую минуту каждому человеку необходимо выговориться. Только у меня, после «выплёскивания души» почему-то появляется чувство не облегчения, а сожаления, что не сдержалась и выхлестнула свои эмоции на другого человека.

    • Ответить

      Татьяна, спасибо:)
      Знаете, а многие люди не любят процесс «выговаривания» именно за то, что стесняются нагружать другого человека. Но такие люди могут хотя бы пойти к психотерапевту или к очень-очень близкому человеку. А вот такие как Вахтанг (а тут еще и национальная культура сработала, полагаю) — они ведь даже сами себе не могут сказать, как им плохо.

  6. Ответить
    forourmen 27.06.2017

    Закрыться в себе, это вообще мужская прерогатива с детства. Вахтанга можно легко понять, он ведь строил планы, рассчитывал на что-то. И в одно мгновение, все пошло под откос, люди тяжело переживают перемены, а когда такие тяжелые последствия, то этот удар выдержит далеко не каждый, пусть и сильный духом.

  7. Ответить
    OKS-It 27.06.2017

    Я тоже помню эту сказку про кувшин. В юности она просто запомнилась своей несуразностью: во-первых, вообще зачем плакать, а, во-вторых, если уж приходится, то почему надо делать вид, что плачешь по разбитому кувшину? И только с годами приходит понимание смысла этого эпизода.

  8. Ответить

    Согласна с комментаторами — большинство мужчин огромное горе переживают именно таким образом — закрывшись в себе. Но чего же подобное влияет на психику и в общем на здоровье! Рада, что Вахтанга отпустило, пусть даже таким вот необычным способом.

  9. Ответить
    Larisa 27.06.2017

    Пережить потерю ребенка, в каком бы он возрасте ни был, очень сложно, а для многих и невозможно. Прошла через это, знаю. И только чудом не попала в психушку, да и здоровье и до этого не слишком крепкое, основательно подорвала. Но живу пока. Может помогло осознание того, что есть еще несовершеннолетняя дочка, внучки и пусть уже самостоятельная, но тоже часто нуждающаяся в моих советах и поддержке, средняя дочь. В общем, живу.

    • Ответить

      Женщинам, как ни парадоксально это звучит, в таких ситуациях чуть легче (если здесь вообще можно употребить это слово) — именно за счет ответственности перед теми, кто остался.

  10. Ответить

    Я вот одного понять не могла: что же за семья у Вахтанга, если он на год «ушел» в горе, а что его жене проще терять ребенка?Настоящая любящая семья в сложные моменты жизни должна, наоборот, сплотиться.

    • Ответить

      Родителей на тот момент уже не было на свете. Жена очень сдала физически и сама находилась в жесточайшей депрессии. Но все же плакать могла. Грузинская родня на родине, конечно, поддерживала, но ведь издалека это и сделать сложно, да и сам Вахтанг очень «держал лицо».

  11. Ответить
    AS 30.06.2017

    Я замечал, что часто, если в семье горе, мужчина ведет себя так, как будто ничего не случилось. Если это горе, как в ситуации с Вахтангом, касается и женщины (в смысле, и ее «кровь» задета), то она ждет от мужчины поддержки. Очень сильно ждет. И редко когда получает. На это нельзя обижаться, мужчина в такие моменты просто не может ничего отдавать.

    • Ответить

      Да, в это время много семей распадается. Насчет «обижаться» — не самое подходящее слово, думаю, тут у женщин бывает конкретное ощущение предательства. Она умом может понимать, что он тоже страдает, но мужчина так далеко прячет чувства, что на эмоциональном уровне ей (тем более, в таком состоянии) в это очень трудно поверить.

      • Ответить
        Наталья 02.07.2017

        Елена, мужчинам с детства внушают, что плакать нельзя. А почему? Душа слезами умывается. Конечно, в этом плане женщинам легче.
        У меня был период в жизни, когда плакать не могла. Лет восемь не плакала совсем. Очень тяжело это. душа черствеет.

        • Ответить

          Да, когда слез нет — тяжело. В нашей культуре женщине можно, а мужчине — нет. Сейчас, правда, появилось новое поколение мужчин — тех, для которых слезы не являются табу. Но тут есть свои минусы.

          • Наталья 07.07.2017

            Нет универсального рецепта для всех. Не зря говорят, что каждому своё.

  12. Ответить

    Не знаю, совпадение ли, нет… Дочитываю сейчас упомянутого в статье Ирвина Ялома «Вглядываясь в солнце». Тяжело идет, сама тема непростая. Как и та, которую Вы затронули. Даже не могу себе представить, какую же выдержку и силу характера нужно иметь, чтобы работать с чужим горем. У меня даже при чтении таких историй «автоматом» глубокое сопереживание включается, с которым просто не знаешь, что делать…

    • Ответить

      Ялом очень интересный писатель. Но некоторые его вещи и впрямь нелегко читать. Относительно сопереживания — знаете, психологи очень любят такое слово, как эмпатия, т.е. со-чувствование, со-переживание (не «сочувствие» и «сопереживание»). Это очень сложный инструмент, и овладеть им получается не сразу. Хорошо развитый навык эмпатии предполагает, что ты находишься вместе с клиентом, когда ему плохо, и поддерживаешь его, но не несешь это домой. А чем дольше работаешь, тем яснее понимаешь, что приходят-то к тебе за другим — так же, как и к врачу приходят не для того, чтобы просто поговорить (хотя и без этого нельзя). Впрочем, иногда бывают такие случаи, когда очень тяжело после работы с клиентом. Чаще всего — это именно ситуация потери ребенка.

    • Ответить

      Тогда получается, что и Вахтангу — свое. Как-то несправедливо выходит.

  13. Ответить

    Ох, Елена, даже и не знаю, что сказать, просто это так правильно, когда находится способ выплакать свое горе. И как вы так всегда умеете нужную историю вспомнить и правильно, к месту рассказать — здорово же!

    • Ответить

      А оно как-то само получается. Просто приходит — и все. Я читала, что Милтон Эриксон, родоначальник моего направления в гипнозе, всегда очень тщательно готовился к приему — заранее писал тексты внушений, постепенно их сокращая, от двух-трех страниц рукописного текста, до пол-странички. И при этом он довольно часто отказывался от тщательно подготовленного варианты и говорил то, что подсказывала интуиция.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *